Тихий шизофреник (z00lander) wrote,
Тихий шизофреник
z00lander

cпаси и сохрани

Болезнь под названием старость – вот истинная летопись безысходности. Истину эту лучше всего знают городские старухи, древние словно Рим. Многие из них похоронили не только родителей, но и собственных отпрысков и даже внуков. Неторопливо и старательно несут они себя по миру, словно катят сизифов камень по пыльным дворам и улицам своей предзакатной жизни, гонимые неутолимой силой инерции.

Приземистая, тучная Зоя Николаевна и высохшая, статная Серафима Захаровна были вылеплены из разного теста в разных семьях, и жили на противоположных окраинах города. Как это не удивительно, но две закостенелые в своём одиночестве пожилые женщины, однажды заведя пустой случайный разговор в трамвае, вдруг прилепились друг к другу, словно попугаи неразлучники.

В некотором роде судьбы их были схожи. Сын Зои Николаевны утонул 20 лет назад, внука невестка увезла куда-то далеко за границу, и следы их затерялись. Дети Серафимы Захаровны рано обросли тяжелыми хроническими заболеваниями и скончались оба, не дожив до 60, а единственная внучка – бедная заблудшая овца, умерла толи от инфекции, толи от передозировки какой-то дрянью. Но всё это было так давно, что душевная боль от этих потерь словно законсервировалась, засахарилась и стояла в темном погребе потаенных уголков души, с годами всё больше теряя свою свежесть и остроту.

Когда Зоя Николаевна предложила подруге перебраться в её двухкомнатную квартиру, та, можно сказать, и не колебалась. Квартиру Серафимы Николаевны удалось весьма удачно сдать, и получать с этой сделки ежемесячно солидную прибавку к их общему теперь, но по прежнему, мизерному пенсионному бюджету. Ведение совместного быта и подружеская поддержка обоим им облегчили одинокое существование. Но привычный, скромный и проторенный образ жизни как-то не до конца находил неожиданной финансовой поддержке достойного применения. Деньги начали копиться и спустя пару лет, все отложенные средства, за исключением суммы потраченной на новый телевизор, были единогласным решением подруг пущены на ремонт квартиры Зои Николаевны, где обе женщины проживали. А так как сожительствовать с ремонтом оказалось невозможно, они сняли на лето дачу, состоявшую из маленькой комнатки и кухни в тихом пригородном, почти курортном месте.

Свежий воздух, овощи и фрукты с сада, парное молоко, долгие прогулки по лесу и к реке свершили маленькую тихую революцию в их сознании. Всё им - горожанкам было внове. Дачная жизнь, словно вымытое окно вернула в жизнь старых женщин забытое ощущение свежести, внесло некоторое удивление в наезженную колею жизни, и даже придало ей некий новый смысл.

К концу лета, когда ремонт в их квартире давно закончился, а до окончания дачного сезона оставалось чуть больше недели, женщины почувствовали неясную тоску и волнение – уезжать не хотелось. А тут ещё и дачная хозяйка завела разговор о том, что, мол, дом на зиму оставить не на кого, и не знают ли дачницы человека, который бы согласился перезимовать здесь в качестве сторожа за умеренную плату.

Так и остались Зоя Николаевна и Серафима Захаровна на зимовье, да уже и не смогли более никогда вернуться в город.

На этом я и закончу небольшой рассказ про двух пожилых женщин, оставив крохотную иллюзию некоего оптимистического финала, столь неуместного там, где моим героиням до смерти осталось не так уж и много. Уверен, что уход их будет тих и благороден, как золотая осень, а жизнь продолжит свою бесконечную историю и не только в детях и внуках. Ещё много лет каждой весной будет прорастать бледная лилия на заброшенной заросшей снытью клумбе, посаженная Зоей Николаевной. И, конечно, кто-нибудь спустя долгие годы найдет в печном поддувале старое оплавленное скромное серебряное колечко, потерянное Серафимой Захаровной, с надписью «спаси и сохрани».
Tags: простые истории
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 3 comments