Тихий шизофреник (z00lander) wrote,
Тихий шизофреник
z00lander

мастер эпитафий

Единственный талант, которым обладал Ипполит было сочинение эпитафий. В свое время он начинал своё специфическое писательство с некрологов и весьма в этом жанре преуспел, но потом ему это занятие наскучило. Он чувствовал, что слов становиться все меньше, что он повторяется целыми блоками фраз, и его посмертные оды пенсионерке не многим отличаются от дани скорби погибшему солдату. Конечно, с одной стороны смерть равняет всех, с другой – жизнь всех слишком долго рознила, чтобы с этим неправедным подгоном под одну планку так просто мириться.

С того и началось. Как говорил, Микеланджело – «Я беру мрамор и отсекаю всё лишнее». Тому же принципу последовал и Ипполит – брал свои заунывные некрологи, а потом отсекал пафос, вычурность, скорбь, формализм, официоз, мещанство и многое другое до тех пор, пока не оставалось на бумаге всего несколько главных фраз, достойных стать послесловием одной из человеческих жизней. Верхом своего искусства он считал эпитафии, в которых удавалось оставить не больше двух слов, хитро сплетенных между собой множеством нитей беспрестанно рождающихся новых смыслов.

Много он заимствовал из рекламы, как ни странно. Не раз он убеждался в том, что рекламные слоганы люди подчас помнили дольше самого давно уже почившего товара. Редкий человек, как и товар, успевает воздвигнуть себе памятник нерукотворный при жизни в силу низкого своего качества, но так пусть хоть камень с вырубленным словом отчасти послужит оправданием его бесталанного жития – думал Ипполит.

Бизнес пошёл и даже приносил скромный заработок. Правда, некоторый профессиональный фанатизм и отчужденность от жизненных реалий лишили Ипполита всяких шансов на друзей и семью. С возрастом его чудачество переросло в тихое помешательство с оттенком мизантропии. Больше всего Ипполит переживал, что после его смерти сочинят ему плохую эпитафию и потому сам, частенько подбирал слова, которые по его завету когда-нибудь напишут на скромном гранитном камне под его именем. Слов было то слишком много, то слишком мало. То уже, казалось бы, совершенная, почти родная эпитафия несколько дней спустя, вдруг переставала ему нравиться, и всё начиналось сызнова. Так до самой смерти и не осенило бедного Ипполита, и умирал он, как сапожник без сапог. На могиле же его написали что-то про «землю пухом», «спокойный сон» и «вечную память», и надеялись, что Ипполит не осудил бы безымянных авторов эти незамысловатые и добрые слова. Ведь на самом-то деле эпитафия – это всего лишь тщеславная земная формальность, которая едва ли сделает мертвеца счастливее.
Tags: простые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 20 comments